Наташа Владимирова

Город Москва (Россия)
Телефон: +7 (916) 185-25-87
Скайп: natus_labrodor
Фейсбук: natus.labrador


Врач, психолог, психотерапевт. Сертифицированный травма-терапевт. Сертифицированный телесно-ориентированный и процессуально-ориентированный психотерапевт. Ведущая терапевтических групп. Администратор семинаров Кита Лоринга. Участница Международного сообщества психологов и психотерапевтов «INTEGRATIO». Автор книги «История без обложки. Мой любимый Андрюшка», рассказывающей о вовлечении в мир сына с аутизмом.


МОИ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ КОМПЕТЕНЦИИ:

- Психолог, работающий в клиент-ориентированном интегративном подходе, сочетающем техники из различных направлений психотерапии: процессуальной, телесно-ориентированной, арт-терапии, трансперсональных и экзистенциально-феноменологических подходов;
- Дипломированный врач (Московская Медицинская Академия им. И.М. Сеченова; специализация - лечебное дело) с доп.образованием в области психологического консультирования;
- Сертифицированный травма-терапевт (долгосрочные зарубежные и российские обучающие программы по работе с шоковыми травмами, ПТСР и травмами развития);
- Сертифицированный процессуально-ориентированный психотерапевт (программа Е. Романченко и Д. Валуева по процессуально-интегративной психотерапии (МИПИТ) и др.);
- Сертифицированный телесно-ориентированный психотерапевт (программа Е. Затейниковой по телесной терапии и биоэнергетическому анализу Лоуэна (МИПИТ); программа В. Березкиной-Орловой и С. Гусаровой по биосинтезу и др.);
- Арт-терапия и мультимодальная терапия творчеством (программа Кита Лоринга «The Application of Clinical Arts Therapy in the Treatment of Trauma» и др.);
- Метод расстановок (программа А. Волынского по системно-феноменологическому подходу (МИПИТ).

Посмотреть сертификаты и удостоверения.

Информация обо мне на психологическом сайте b17.

Работаю индивидуально, в ко-терапии с Сергеем Кузнецовым и в формате группы. Возможны консультации по скайпу. По договоренности с клиентом работаю в сотрудничестве с врачами-психиатрами.


С КАКИМИ КЛИЕНТСКИМИ ЗАПРОСАМИ Я ОБЫЧНО РАБОТАЮ:

- Последствия шоковой травмы, посттравматическое стрессовое расстройство;
- Депрессивные состояния (в т.ч. хронические);
- Психосоматические расстройства;
- Темы физического, сексуального, психологического насилия;
- Нежелательные эмоциональные состояния (тревога, страх, чувство вины, обида, гнев, раздражение и др.);
- Чувство утраты себя, внутренние конфликты;
- Неуверенность в себе, проблемы с самооценкой, трудности в принятии решений;
- Эмоциональная зависимость от другого человека;
- Сложности в мужско-женских отношениях (в т.ч. предразводные состояния);
- Сложности в детско-родительских отношениях;
- Самопознание, личностный рост.


Читать (скачать) книгу Наташи Владимировой «История без обложки. Мой любимый Андрюшка».

Из предисловия к книге Е. Асоновой, руководителя читательских программ БФ «Культура детства»: «О жизни семьи, в которой растет ребенок с особым жизненным маршрутом, не знает почти никто. Этих семей как будто бы нет... Еще не вписана в нашу культуру, социум и даже науку эта страница. Но постепенно находятся правильные и нужные слова. Мир начинает постигать значение самых простых, но совершенно не очевидных вещей. Одна из них – особыми мы до сих пор считали тех, кто учит нас сегодня называть эти вещи своими именами».

Видеосюжет с участием Наташи Владимировой и ее сына Андрея, снятый телеканалом «Настоящее время».


ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА:

В юности я пыталась «спасти всех». Начиная от подвязывания деревьев, подбирания птичек и котят и заканчивая помощью людям. Мир словно требовал моего личного вмешательства... Таким было мое мироощущение в те годы.

Поэтому естественным шагом было пойти учиться в медицинский институт, а потом работать в больнице терапевтом. В дальнейшем жизнь сложилась так, что я выучилась также на ветеринарного врача и несколько лет вместе с мужем работала в ветеринарной клинике.

И всегда для меня это было не просто историей про рекомендации по лечению заболевания (человека или животного). Это было большим. Это было про ВСТРЕЧУ. Я расспрашивала и слушала. И замечала, что в момент сбора анамнеза и жалоб люди нередко рассказывают нечто важное, очень личное, сокровенное, что каким-то непостижимым образом им помогает.

Параллельно в моей жизни «возник» аутизм. Сын с расстройством аутистического спектра - это серьезное испытание на прочность. Многое пришлось начинать с нуля. От многого пришлось отказаться: иллюзий, ожиданий, стиля общения, привычного образа жизни. И многое обрести: знания, навыки, опыт, новый взгляд на мир. Заметки, которые я писала об этом в ЖЖ, постепенно сложились в книгу «Мой любимый Андрюшка. История без обложки», которая вышла в конце 2014 года.

В какой-то момент мне самой потребовалась помощь психолога из-за депрессии, связанной с состоянием сына, и тогда произошла моя встреча с психологией. И я сделала выбор, который до сих пор определяет мою жизнь. Личная и групповая терапия в различных форматах, а в дальнейшем обучение психологии помогли мне осознать, что все, чем я раньше занималась исподволь, я могу отныне делать напрямую.

Жизненные ситуации, которые разбираются в терапии, становятся трехмерными, даже, наверное, четырехмерными. Словно маленькому ребенку показывают картинку и говорят: «Это машинка». И на какое-то время картинка для него – это и есть машинка. Без подробностей. А с возрастом он постепенно понимает, что машина – это еще и капот, бампер, двигатель, карбюратор, аккумулятор, руль, тяги и так далее. То есть, предмет обретает законченность, объемность. И, в принципе, можно даже научиться, чтобы собрать такое самому! Так и в процессе психотерапии можно увидеть то, что не было проявлено, увидеть ситуацию более цельной и объемной. И осознать свою роль в этом, свое влияние и ответственность.

Хорошая психотерапия для меня там, где есть четкое разделение ответственности за происходящее между терапевтом и клиентом. Там, где есть рамки, которые обеспечивают для них обоих безопасность, потому что в этой работе контакт происходит на более глубоком, сущностном уровне, нежели обычное, социально обусловленное общение. Поэтому важно, чтобы существовали оговоренные границы и правила, но также важно не упускать контекст. Ведь зачастую, жестко следуя правилам, можно упустить что-то очень важное. В работе со своими клиентами я могу идти на некоторые попустительства, если чувствую, что контекст таков, что разумное послабление не принесет вреда ни клиенту, ни мне, а поможет проявиться чему-то важному. И в этом для меня есть верность собственным ощущениям и интуиции. Верность себе как человеку, как личности и как профессионалу.